Цезарь. Накануне

- Ты знаешь, Брут*, бывают в жизни дни – потери, а бывают – постиженья.
И плохо, если человек - один, и радостно, когда вокруг движенье.
Быть одному - не горько, но не в кайф. Быть вместе - хорошо, но как-то … много.
Никто из нас, гребущих через лайф, не видит ни сумы и ни острога –
ведь не поднять над гладью головы, хоть кажется порой - до горизонта
рукой подать…И сколько ни плыви, саженками - слабо до Геллеспонта*.
Но влезь на вавилонский зиккурат*, увидишь – это «точка отстраненья",
с которой кучка жизненных утрат мала, ведь изменился угол зренья,
и в тёмной череде рутинных дней в каком-нибудь Содоме иль Гоморре
поэт применит яростный спондей*. Поэт - вовеки первый голос в хоре.

А, впрочем, друг мой, я премного рад созвучью наших строк и сокровений!
Ты, Брут, надёжней, чем бывает брат. Твой предок Люций* - был свободы Гений.
И ты во славу Рима всё отдать готов, рискуя славой и богатством:
и жизнь свою, и честь, и даже мать, закланье не считая святотатством.
И я тебя заранее простил, любое из решений будет верным.
И делай дело сколько хватит сил, коль вера есть, что вырвешь с корнем скверну!

Теперь же слушай: парки говорят - измену породил коварный Кассий*.
Он дьявола предаст и дьяволят во имя честолюбия и власти.
Но плебсу он - ни в бога-душу-мать, народ ему не верит ни на йоту.
Хитёр! Он сам не будет бунтовать, обманет и на смерть пошлёт пехоту.
Он сер, как раб, но вёрток, как змея, искусно избегая церемоний.
Таскать ему каштаны из огня, наверное, сподоблен Марк Антоний -
у этого шныря ни пробы нет, ни совести, ни чести, ни сомнений.
Змеёй холодной он рождён на свет, и в летний день за ним не видно тени.

Предвижу свой насильственный закат. У Морты* ждать вотще прекраснодушья,
но с кем угодно биться об заклад готов, что смерть приму - не на подушке.
Я – Цезарь, полководец и гордец,  предтеча-призрак будущих империй,
и недруги мучительный конец назначили венцом моих мистерий.

Ты друг мне, Брут. И я горжусь тобой. Ты горд и смел, и честен, и … наивен,
а потому, не понятый толпой, не станешь ты Героем алчных римлян.
Сейчас тебя покрепче обниму - сегодня, может быть, последний вечер…
Теперь уйди. Мне нужно одному готовить сердце к судьбоносной встрече.


11 июня, 2013

Бесконечно извиняюсь перед Читателем за чрезмерно обширный комментарий, но прошу поверить, что это лишь малая толика исходного материала, очень интересного и всегда актуального.

*Гай Ю;лий Це;зарь (лат. Gaius Iulius Caesar); 13 июля, или, по другим данным, 12 июля 100 или 102 до н. э.[1] — 15 марта 44 до н. э.) — древнеримский государственный и политический деятель, диктатор, полководец, писатель.
Своим завоеванием Галлии Цезарь расширил римскую державу до берегов северной Атлантики и подчинил римскому влиянию территорию современной Франции, а также начал вторжение на Британские острова. Деятельность Цезаря коренным образом изменила культурный и политический облик Западной Европы и оставила неизгладимый след в жизни следующих поколений европейцев. Гай Юлий Цезарь, обладая блестящими способностями военного стратега и тактика, одержал победу в сражениях гражданской войны и стал единовластным повелителем Pax Romana. Наряду с Гнеем Помпеем он начал реформирование римского общества и государства, которое уже после его смерти привело к установлению Римской империи. Цезарь хотел централизировать управление республикой. Злые языки поговаривали, что он стремится к царской власти. Однако Цезарь, помня о неудачной практике правления первых семи царей, пошёл другим путём: стал пожизненным диктатором. Он настаивал на том, чтобы его называли просто — Цезарь. Его убийство привело к возобновлению гражданских войн, закату Римской республики и зарождению Империи, которую возглавил усыновлённый им Октавиан Август.

*Брут - Марк Юний Брут (85-42 до н.э.). – друг и соратник Цезаря, полководец, философ, поэт, умелый оратор. Брут - политик-идеалист; человек твердых убеждений и высочайших моральных принципов, он полагает, что таковыми обладают и другие. При этом он и мудрец, и философ, и отчасти поэт. Брут с легкостью поддается на слова Кассия и согласен на участие в убийстве Цезаря, которому он, в отличие от Кассия, был близким другом и в чьей верности Цезарь никогда не имел повода усомниться. Он идет на это потому, что искренне убежден: так будет лучше для государства, для Рима и только потому, что искренне убежден в пагубности дальнейшего углубления неограниченной власти Цезаря.

*Кассий - республиканец-патриций, инициатор заговора против Цезаря, ненавидящий его из тщеславия и оскорбленной гордыни, убежденный, что Цезарь ничуть не более достоин, чем любой из его ближайших сподвижников, править Римом. Опасаясь, что сам он может оказаться для граждан Рима не вполне «той» фигурой, Кассий выдвигает на передний план Брута, чей дальний предок Люций* Юний Брут прославился тем, что сверг с престола царя Тарквиния Гордого, после чего в Риме установился республиканский строй.

*Марк Антоний - цезарианец , коварный демагог, умеющий обмануть после смерти Цезаря его убийц-заговорщиков и обольстить умильно-лживыми речами римскую толпу - безликую чернь, которая с легкостью изменяет своим «привязанностям», предпочитая того, кто посулит материальную выгоду (что и делает искусно Антоний);

* Па;рки (лат. Parcae) — три богини судьбы в древнеримской мифологии. Соответствовали мойрам в древнегреческой мифологии:
• Нона (лат. Nona) — тянет пряжу, прядя нить человеческой жизни (то же что мойра Клото),
• Децима (лат. Decima) — наматывает кудель на веретено, распределяя судьбу (то же что мойра Лахесис),
• Морта (лат. Morta) — перерезает нить, заканчивая жизнь человека (то же что мойра Атропос
*Геллеспонт - древнегреческое название Дарданелл.
* Зиккура;т (от вавилонского слова sigguratu — «вершина», в том числе «вершина горы») — многоступенчатое культовое сооружение в древнем Междуречье, типичное для шумерской, ассирийской, вавилонской и эламской архитектуры.
* Спондей (по Ожегову): - Утяжеленная стопа из двух ударных слогов.
__________________________________

* Согласно версии У.Шекспира (трагедия «Юлий Цезарь»,1599г), свершив убийство, Брут обращается к народу, собравшемуся у стен Капитолия, с речью. Примечательно, что Шекспир написал эту речь в прозе: Бруту нет надобности прибегать к красноречивой риторике - хотя он прекрасный оратор и в совершенстве владеет словом, речь его проста, безыскусна и предельно открыта. Ему нечего скрывать, никаких тайных помыслов и задних мыслей он не имеет. И народ как будто бы с сочувствием и пониманием выслушивает его, хотя реагирует по-своему: «С триумфом отнесем его домой»; или: «Пусть станет Цезарем»; или: «В нем увенчаем все лучшее от Цезаря». Так поняли граждане Рима слова Брута о свободах, правах и прочем: что он «лучше Цезаря» и, стало быть, пусть он и станет «вторым Цезарем».

Но идеалист Брут совершает еще одну непростительную для политика ошибку: он допускает сторонника Цезаря - Антония обратиться с речью к народу вслед за собой. И коварный, лукавый, двуличный Антоний, не переставая повторять: «А Брут ведь благородный человек», умело склоняет граждан на свою сторону, воспевая добродетели Цезаря и описывая в красках его убийство (свидетелем которого он не был). А когда он извлекает написанное Цезарем завещание, в котором каждому обещано по семьдесят пять драхм, - вопрос решается быстро и однозначно; Рим, во имя которого заговорщики убили Цезаря, отворачивается от них, объявляя их врагами и предателями.

В следующий раз мы встречаем Брута в его походной палатке: разговаривая с Кассием, он упрекает его за то, что сегодня мы бы назвали злоупотреблением властью. Он заклинает его не «продавать величье нашей чести за хлам ничтожный, липнущий к рукам». Брут пытается вершить политику «чистыми руками» - но это ему не удается. Войска республиканцев разбиты, Брут убивает себя. Один из его сторонников, склонившись над мертвым телом Брута, произносит:
«Брут лишь самим собою побежден. Никто его убийством не прославлен...».

Однако своеобразную эпитафию Бруту произносит Антоний:
«Он римлянин был самый благородный.
Все заговорщики, кроме него,
Из зависти лишь Цезаря убили,
А он один - из честных побуждений».

Но лучшая эпитафия Бруту - пророческие слова Кассия:
«...Пройдут века,
И в странах, что еще не существуют,
Актеры будут представлять наш подвиг».


Рецензии
Мне очень понравились стихи - и по теме (заставляют размышлять), и по стилю написания. Правда, одно место, на мой взгляд, я бы изменила: "Не в кайф" и "гребущих через лайф" - это совсем иная стилистика речи, она совершенно не вписывается в язык данного стихотворения да и вообще - не любитель я такого сленга в серьезных (а эти - именно такие!) стихах!

"он - ни в бога-душу-мать," - фраза столь же инородна: она ярка, но здесь - не к месту по стилю речи.

С уважением,

Алкора   14.07.2018 22:01     Заявить о нарушении
Это и не моя стилистика тоже, Алла)))
С уважением отношусь к Вашему мнению и конечно же с удовольствием объясню, что у меня и не было никаких потуг написать стих в соответствующем тому времени жанре или манере письма. Даже наоборот - я сознательно приземлил диалог этих ребят и слегка злоупотребил теперешним слэнгом, чтобы показать как они похожи на теперешних т.наз. олигархов, рожи и биографии которых мы все неплохо знаем.

Я уже встречался с оппонентами, обсуждал этот вопрос и не все были согласны со мной в выборе моего инструмента стилистики, но многих мне удалось убедить в том, что эти люди по определению не общаются между собой в стилистике представителей т.наз. приличного общества.

Со взаимным уважением к Вам, Алла,
А.С.

Аркадий Стебаков   14.07.2018 22:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.