Чтобы цвела наша Одесса

Простой сапожник я, болгарин.
Подслеповат был, но удален.
От партизанского отряда
Вредил, как мог, фашистским гадам.

В Одессу к нам румынов рать
Пришла всех грабить, убивать.
Поганый зная их язык,
Запоминал я каждый миг:

Кто там швартуется к причалу
И грузов сколько там осталось.
Без передышки младший брат
Передавал  это в отряд.

И хлопцы сразу здесь и там
Чинили разный тарарам,
Чтоб неспокойно спать вражинам,
Свою чесали чаще спину.

Конечно, этого не скрою,
Хватали гады тех героев,
Но, всё-равно, опять из нас
Вредил им кто-то в этот час.

Когда фашисты убегали
И порт взорвать хотели, бесы,
Мы сделать это - им не дали,
Чтобы цвела наша Одесса...

от Л.Г.






По заданию Ставки в ночь на 16 октября 1941 г. были эвакуированы последние части Одесского оборонительного района и работники порта.
 

К вечеру в порту появились вражеские войска, но  они застали руины зданий и зловещую пустоту. Сразу же по всему порту и городу было развешено воззвание румынского командования:
«Граждане города Одессы…советую вам не совершать недружелюбных актов, которые имеют террористические, шпионские или саботажные задания, так же как и тех, кто скрывает оружие. Будьте внимательны и подчиняйтесь мерам принятым военным и штатским командованием… кто не соблюдет распоряжения данные приказами… будет наказан расстрелом на месте. Командующий армией Корпусный генерал-адъютант И. Якобич, Начальник штаба Н. Татарану»

 
17 октября 1941 г.  военно-фашистский диктатор Румынии Йон Антонеску объявил захваченные территории между Днестром и Южным Бугом «исконными румынскими землями», образующими губернаторство Транснистрия с центром в г. Одессе. Гражданским губернатором был назначен адвокат из Черновиц, профессор Г. Алексяну. Одесский муниципалитет возглавил назначенный городским головой Герман В. Пинтя.

 

Административный аппарат Транснистрии  комплектовался из налетевших из Румынии искателей легкой наживы. Будучи на родине низшими чиновниками и торгашами они превратились здесь за короткое время в миллионеров, владельцев крупных гостиниц, домов терпимости, комиссионных магазинов.

Они установили новый порядок.
 
Начались повальные аресты, расстрелы, грабежи.


Достаточно привести воспоминания инженера порта В. Я. Дюмина: «Во время самых суровых январских морозов гитлеровцы погнали в гетто голодных раздетых стариков, женщин, детей. В этом скорбном пути замерзло несколько тысяч людей. Выживших после этого перехода оставили в одном белье, погрузили в дырявые товарные вагоны и отправили за город. Ночью, продержав на морозе этот эшелон свыше шести часов и убедившись, что все замерзли, мерзавцы на тихом ходу разбросали сотни трупов по полю».

 

«Новый порядок» был основан на автомате, виселице, плетке, грабеже. Коренному населению отводилось право работы в поместьях новых хозяев, несогласных – бросали в концлагеря, застенки гестапо. Население Одессы, до войны составлявшее 600 тыс. человек,  сократилось до 125 тыс.



Еще во время сражения за Одессу были оставлены диверсионно-разведывательные группы.

 

Однако, уже на третий день оккупации было арестовано почти всё руководство подполья.
Поэтому оно создавалось самостоятельно и стихийно.


Был организован выпуск бюллетеня «За Советскую Родину» и выпуск газеты «Голос народа».

Подпольное движение в порту насчитывало в своем составе 29 групп.

 
Первой развернула деятельность в порту подпольная группа «портовиков-моряков», организованная в декабре 1941 г.  инженером порта Антоном Ивановичем Пащенко. Группа эта состояла из 11 человек.


Вслед за этой группой начала действовать подпольная группа, возглавляемая диспетчером  Онуфрием Михайловичем Кицюком. Он был тяжело ранен при разгрузке крейсера «Коминтерн» и не успел эвакуироваться. Вернувшись в порт в декабре 1941 г.  он стал подпольщиком-одиночкой. Вскоре к нему присоединились вагонный слесарь П. И. Лопушанский и машинист И. Квятковский. К маю 1942 г. группа насчитывала 11 человек.



 Она обслуживала почти все ветки порта, а также ряд приписанных путей к отдельным предприятиям, в южной части Пересыпи.
 

Руководителем 3-й подпольной группы, действующей в порту, был Петр Данилович Заливчий. Он был комиссаром одного из полков, защищавших Одессу. Тяжело раненым П.Д.Заливчий попал в плен, но вскоре бежал из него. Под фамилией Мельник в марте 1942 г. поступил чернорабочим в порт.
 

В апреле 1943 г. им была организована ещё одна подпольная группа в составе 15 человек.

Этой группе так и не удалось примкнуть к организованному подпольному движению, и она осуществляла свою деятельность самостоятельно.
 

С апреля 1942 г. действовала 4-я подпольная группа под руководством механика Михаила Константиновича Емельянова. В группу входило еще 13 человек.


5-й подпольной группой руководил инженер А. Т. Веккер.
 Под его началом с декабря 1942 г. действовала группа из 10 человек.


Особое место занимала действовавшая в порту разведгруппа в составе начальника группы Елены Николаевны Бутенко, разведчика с блестящими способностями, и радистки Н.М.Зайцевой, заброшенных в Одессу в сентябре 1943 г. советским командованием. До войны Е.Н.Бутенко была воспитателем в детяслях, а Н.М.Зайцева - колхозницей в  Николаевской области.
 

Е. Н. Бутенко устроилась в порт уборщицей. Позже в группу был завербован бежавший из фашистского плена комсомолец Михаил Ильянков. Он сумел устроиться на работу весовщиком в складе, который стоял на причале. Владея немецким языком, давал необходимую оперативную информацию по порту. Вскоре Е.Н.Бутенко с помощью инженера по эксплуатации А.В.Ткачевича, который пользовался полным доверием румын, устроилась оператором на станцию Одесса-порт. Это повысило возможности наблюдения за передвижением войск, грузов, судов. Ткачевич и в дальнейшем оказывал большое содействие в работе этой группы. Радистка Н.М.Зайцева передала 460 радиограмм о работе порта.
 

Группа Е.Н.Бутенко выполняла задания командования вплоть до дня освобождения Одессы.

 

В своей газете «Одесский листок» румынские власти печатали ложную информацию, что Москву, Ленинград, Сталинград немцы взяли, а Красная армия на грани уничтожения. Они пытались убедить население в бесполезности сопротивления. Но, благодаря подполью, сводки «Совинформбюро» становились достоянием большинства населения в тот же день.

 

Опасаясь все возрастающего сопротивления со стороны подполья румыны объявили, что «…Движение, остановка на улицах частных лиц в количестве более трех человек воспрещается». Гестапо, полиция, жандармерия обзавелись собственными застенками и опутали город густой шпионской сетью. Печальной известностью пользовался устроенный специально для расправы с подпольщиками застенок на Слободке-Романовке (окраина города) в бывшем помещении кино. Заключенных подвергали систематическим избиениям, пытали электрическим током, били головой о стенку, перебивали кости рук и ног, закладывали фитиль между пальцами, вгоняли иглы под ногти, раны посыпали солью, а когда были бессильны вытянуть нужные сведения, обливали бензином и поджигали.

 

В городе неоднократно производились повальные обыски по обнаружению радиоприемников. Их владельцы подвергались пыткам и суду. Обычный приговор в таком случае – каторга

 

Хорошо была поставлена агитационно-пропагандистская работа среди румынских моряков, с упором на разоблачение авантюры Антонеску. Однажды это привело к тому, что забастовали моряки, стоявшего в порту, военного катера «Мария». Выход катера в море задержался на несколько суток. Происшествие вызвало переполох среди румын. 27 июля 1943 г. штаб 3-й румынской армии издал приказ, согласно которому воспрещалось общение румын с судов «с местными рабочими порта». За соблюдением этого приказа следили губернатор «Транснистрии», жандармерия города Одессы и ее морской отряд.


Несмотря на все старания румын, саботаж и диверсионно-подрывная работа в порту принимала угрожающий для захватчиков размах.

 

По заданию подполья водопроводчики саботировали восстановление скважин (скважина в корне Нового мола была завалена камнем-булыжником) и ремонт водопровода. В результате вода в порт давалась с большими перебоями. Часто из-за этого задерживались суда и поезда.

 

Бригада прораба стройучастка Л.М.Якуненко саботировала восстановление причалов порта, поврежденных во время обороны Одессы. Лишь по истечению года румынская администрация заметила, что бригада, состоящая из 60 человек отремонтировала менее 60 метров оторочки. Л.М.Якуненко был отдан под суд.

 

Старший механик буксирного катера «Форос» Флорчук около двух лет «восстанавливал» главную силовую установку катера. К отремонтированной паровой машине он подключил конденсаторную установку, в результате чего вырвало крышку. За это его арестовали и подвергли пыткам.

 

Бригады грузчиков Василия Найденова, Филиппа Вреденко, Семена Федяева, Дмитрия Соловьева, Леонида Баранова грузили суда методом «зонтик», при котором внутри доверху заполненного трюма остается пустое пространство. Это не только приносило экономический ущерб, но создавало также угрозу благополучному плаванию судна.

 

Оккупанты принимали меры, заставляя работать рабочих под надсмотром всевозможных чинов немецкой и румынской армий.

 

Но особого эффекта это не приносило. Ни одной смены не проработала благополучно кукурузодробилка: то почему-то отскакивала планка, то плавился подшипник, то шкив слетал, то лопалась лента. А румынам объясняли простои обилием пыли и низким качеством масла. В результате механизм перерабатывал за смену, как правило, вместо положенных 70 тонн не более 10 тонн.

 

10 апреля 1942 г. люди О.М.Кицюка поставили на 7-й причал цистерну с бензином, предназначенным для военных катеров, затем сорвали резьбу со сливного устройства цистерны и спустили бензин в море. Вскоре состав цистерн с моторином направили на перешитый путь у 7-го поста. В результате этого произошло крушение состава – доставка моторина воинским частям была задержана на 23 часа.

 

Самым простым способом вывода из строя железнодорожных вагонов и целых эшелонов было засорение букс песком. Таким образом, задерживались вагоны для промывки букс. Кроме того, вносилась путаница в подачу и перегонку железнодорожных составов на территории порта. Например, составы с мазутом, предназначенные для отправки на электростанцию с целью подогрева, загоняли на Нефтяную гавань, где они простаивали по нескольку суток. В то же время поставленный по «ошибке» на станцию Одесса-Порт дорогостоящий моторин сжигался в топках, ввиду несвоевременной подачи мазута. О.М.Кицюк отправлял эшелоны с углем, направленные в адрес Одесской электростанции, обратно в Унгены, за что в июне 1943 г. был арестован на 8 суток. Члены его группы вывели из строя железнодорожные составы способом подрезов 500 воздушных магистралей на вагонах.

 

Диспетчер Ружицкий отправлял вагоны с углем, макухой и зерном в газовый парк, где они простаивали по нескольку дней, и содержимое вагонов разбиралось населением.

 

Перечень диверсионно-подрывных мероприятий группы П. Д. Заливчего содержит:

- За счет умышленного отпуска корня стрелок - сброшен с рельсов паровоз с 5-ю вагонами. Вагоны разбились, а зерно смешалось с песком;

- Из-за устроенного заклинивания автострелок разбито 10 вагонов с рудой и разрушено 150 метров железнодорожного полотна, на 2-м посту (возле Крымского переезда);

- Пущено под откос несколько десятков вагонов с рудой;

- для задержки отправки состава с боеприпасами было обрезано 52 тормозных шланга.
 

Умышленные аварии следовали одна за другой.

За причиненные убытки немцы предъявили румынскому управлению ст. Одесса-Порт иск на 4 миллиона лей.

Вели борьбу и одиночки. Так сторож Салата забил водосточные трубы в складах с зерном, и весь хлеб оказался подмочен дождевой водой. Работающий чернорабочим инженер Скумбрий заразил амбарным вредителем большое количество зерна. Кто-то расшил стрелки, и недалеко от бывшей часовой башни сошел состав из 17 вагонов с рельсов, груженный зерном.
 

Многие портовики в наказание за саботаж и неповиновение были сосланы в лагеря.
Но это не останавливало сопротивление и саботаж.

В марте 1943 г. произошел провал в работе областного подпольного комитета партии, было арестовано 157 человек, их подвергли чудовищным издевательствам. Тогда же был схвачен Илья Григорьевич Павлюкевич, член подпольной группы портовиков-моряков. До войны он работал бухгалтером в Управлении порта. Несмотря на то, что был болен туберкулезом, выполнял самые опасные поручения организации. Илью Григорьевича подвергли жестоким пыткам в застенке сигуранцы на Слободке-Романовке. Он ушел  из жизни, так и не выдав товарищей.

 

1943 г. был переломным в ходе Великой Отечественной войны. Благодаря разгрому немцев под Сталинградом и под Курском враг окончательно потерял стратегическую инициативу. В августе были освобождены Орел, Белгород, Харьков. Вражеские войска были отброшены от Владикавказа до Херсона, от Элисты до Кривого Рога, от Сталинграда до Киева. Война вступила в стадию полного изгнания оккупантов.

 

Чувствуя приближение Красной Армии, румынские власти закрыли Слободской застенок сигуранцы. Оккупационные газеты в один голос стали убеждать население в гуманности румынского правительства.


Но агитационно-пропагандистская и диверсионно-подрывная работа в городе и в порту приняла еще более широкий размах.

Два с половиной года оккупанты растаскивали богатства Одессы, а в то время они хватали все, вплоть до железного лома, который они срывали с поврежденных советских судов и собирали на территории Одесского порта.

 

С целью предотвращения неповиновения масс и обеспечения беспрепятственного вывоза всего награбленного Антонеску 29 января 1944 г. заменил гражданское губернаторство Г.Алексяну прямым военным правлением генерала Потопьяну.

 

С приближением фронта к Одессе в порту стало особенно оживленно. Сюда прибывали эшелоны с войсками и техникой, санитарные поезда с ранеными, а также чиновники и коммерсанты со своими семьями и скарбом в надежде уйти в ближайшие румынские порты.

 

Штаб партизанского отряда, связанный с командованием 3-го Украинского фронта, действующего в Одесском направлении, дал указание группе А.И.Пащенко собрать нужные сведения о береговых укреплениях и огневых средствах противника, о количестве охраны и ее составе, о минировании побережья в районе порта, о передвижении судов противника. Это задание было выполнено в срок.

 

Члены  группы О.М Кицюка организовали целую серию аварий. Например, в Нефтяной гавани румыны подготовили к вывозу 473 цистерны с бензином. 50 цистерн успели отправить, но дальнейшая их подача была прекращена, ввиду организованной подпольщиками аварии паровоза на английской стрелке. А в это время сцепщик Черняк поджег весь оставшийся бензин.


23 марта 1944 г. немцы отстранили румын от управления городом и портом.


По заранее составленному плану фашисты взорвали и сожгли ряд зданий, представлявщих архитектурную и историческую ценность, в том числе: дом Красной Армии, главный пассажирский вокзал, Сабанские казармы, здание Главпочтамта, Коммунального банка, Городской больницы и др.

 

Оккупанты готовились и к уничтожению Одесского порта. В последних числах февраля  в порту появились две роты саперов. Ими были вырыты  траншеи глубиной от 30 до 40 см, а через каждые 10 м – ямы глубиною в 1,25 метра. В траншеи было уложено по два провода, концы которых отводились в ямы. В каждую яму укладывалось по 3 ящика с толом весом в 75 кг. Провода тянулись непрерывной линией вдоль всех причалов. Траншеи были тщательно засыпаны песком и заложены камнем. Во всех складах порта через каждые 10 – 15 м укладывались параллельно две-три авиабомбы весом по 50 кг. Рядом с ними были установлены бочки со взрывчатым веществом или бензином, весом по 150 кг. Все соединялось непрерывной линией проводов. К 29 марту все причалы и службы были полностью заминированы. У авиабомб в складах, у ям с толом, на протяжении всей линии проводов, уложенных в траншеи, стояли часовые. К щиту управления, находящемуся на центральной подрывной станции, подходила электропроводка (бронекабель) со всех участков порта. Прилегающие к подрывной станции часть Карантинного мола, а также волнорез и маяк были заминированы фугасами замедленного действия с тем, чтобы подрывники успели удалиться в море на безопасное расстояние.


Партизанами был тщательно продуман приемлемый вариант диверсии.


В результате фашисты не могли сразу взорвать холодильник, и завод им. А. Марти.


Усилиями смельчаков было спасено от уничтожения 23 причала, много зданий и складов. Порт был сохранен от полного уничтожения. Оккупанты не смогли восстановить в полной мере порт, не под силу им оказалось и разрушить его дотла.

С приходом Красной армии все подпольные группы присоединились к удару по захватчикам.


Использованные источники: 

Статьи из Википедии
Материалы из газеты "Одесская жизнь"


Рецензии
На это произведение написано 88 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.